Главная Поиск Обратная связь Карта сайта Версия для печати
Доска объявлений Инфопресс
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Поиск по сайту

Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга



Ольга Любаскина. 1000 слов об искусстве

Ольга Любаскина. 1000 слов об искусстве

С юбилеем – 100-летием независимости Эстонии – страну каждый поздравил по-своему – кто как и чем мог. Ведущие политики – торжественными речами; участники самодеятельных творческих коллективов – концертами; администрации городов и посёлков – украшением улиц и площадей; Lexus – размещением перед национальной оперой «Эстония» автомобилей, выполненных в тонах государственного флага; Папа Римский, Владимир Путин, Дональд Трамп и еще более тридцати мировых лидеров – пожеланиями всем жителям республики счастья и благополучия; простая нарвитянка Тийа Ассафрей - шарфом, спешно связанным взамен украденного с памятника Паулю Кересу; еженедельник «Инфопресс» - серией публикаций. Не остался в стороне и столичный Центр русской культуры, причём, по словам директора ЦРК Эдуарда Томана, представленный тут проект - экспозиция «Палитра эстонских художников» - превзошёл все ожидания: «Такого масштаба выставка в нашем доме впервые, и мы этому чрезвычайно рады»…

Размах выставки действительно впечатляет – более 40 художников, 85 работ, практически небывалый съезд гостей на вернисаж. Но главное, если вдуматься, совсем не это. В единую «эстоноземельную» экспозицию собраны работы мастеров разных национальностей, чего ранее в стране не случалось почти никогда. Так уж сложилось, что художники-эстонцы существовали отдельно от тех, кого в стране принято называть русскоязычными. На тему, почему это происходило, можно говорить долго и пространно. Но организатор выставки – Ольга Любаскина, сказав себе однажды: «Это неправильно! Такого больше не должно быть!» - взялась за дело и соединила то, что многим казалось несоединимым… 

В плену у прогресса
- Почему, Ольга, на ваш взгляд, художники – этнические эстонцы и русскоязычные – редко пересекаются в художественном пространстве?
- Мне трудно ответить на этот вопрос… Я считаю, талантливое искусство объединяет людей разных национальностей, но, хотя наша страна совсем маленькая, мы почему-то существуем словно в параллельных мирах: один - Eesti Kunstnike Liit и второй - Объединение русских художников. Вот я и решила: пора показать, что мы живём в одном пространстве, ходим по одним и тем же дорогам, видим один и тот же Старый город. Причём наши художники, независимо от своей этнической принадлежности, видят его очень красивым. Видят, конечно, по-разному - одни через преломление солнечного света, другие - через графические линии, третьи - в архитектурном разрезе. Общее для всех лишь одно – любое, какое ни возьми, полотно позитивно и настраивает зрителя на хорошую волну. 
- То есть настоящее искусство фактически не имеет национальности? 
- Я бы так не сказала, каждому художнику свойственен особый национальный колорит. Сегодня, конечно, много говорят о том, что европейское искусство усреднилось, немецкое невозможно отличить от норвежского, шведского или французского. Если не прочитаешь аннотацию к картине, не поймёшь, кому она принадлежит. Все художники пользуются одними и теми же приёмами и формами подачи, самобытность почти утрачена. 
- Эстонские художники её тоже растеряли?
- Эстонское искусство не просто самобытно, оно вообще не имеет аналогов в мире! Это уникальная школа! Она не такая эмоциональная, как русская, в которой больше цвета, идей и открытости. Но в искусстве всегда отражается образ жизни народа: эстонцы привыкли жить на хуторах, каждый сам по себе, им не нужно публичности, массовости. У любого из мастеров свой отдельный мир, они не очень любят выплескивать эмоции наружу, поэтому кажутся безмолвными. Однако это только кажется. Эстонское искусство не поверхностное, не декоративное, не украшательское, но в сдержанности ясно прочитывается духовный посыл, и каждая работа вызывает на серьезный разговор о жизни.
- Всё так, но ведь современному человеку, приученному к клиповому мышлению, трудно задержаться на чём-то надолго, а вести серьезный разговор о жизни на бегу возможно вряд ли… 
- Я, кстати, это почувствовала, когда мы возили работы эстонских художников на Art New York. Мне много раз приходилось бывать в Америке, у меня там много друзей, и они живут по-другому. У каждого написано на лбу: хочу заработать деньги! Поэтому у них нет времени на глубокие размышления, они не могут постоять у картины, подумать или, скажем, почитать книгу. Другое дело – старшее поколение, люди, которые когда-то уехали из СССР. Они подолгу стояли возле нашего стенда, задавали вопросы, уходили и возвращались, чтобы привести друзей. По всему чувствовалось – им не хватает глубокого искусства, которое у нас как раз и было представлено. 
- То, что наше искусство достойно представлено на самых высоких международных площадках, безусловно, радует. Жаль только, в самой Эстонии серьёзные музейные выставки проводятся совсем не часто.
- Что поделаешь, если у государства на это нет денег… И меня такая ситуация очень расстраивает – культурный уровень людей снижается... 

Вернисаж в стиле VIP
- Вы говорите о снижении культурного уровня, но ведь на вернисаже в Центре русской культуры было очень много народу. 
- Да, но не это главное. Когда выставка красиво открыта, а потом не посещается, теряется её смысл.
- С вашей, судя по тому, что говорят сотрудники ЦРК, такого не произошло. Но если говорить о посещаемости вообще, так ведь у нас, мне кажется, вообще с этим проблема. В Европе или в США существует традиция - всей семьёй, с детьми, ходить на любые мало-мальски интересные выставки, а наши люди к такому не приучены.
- Я бы не сказала, что в Европе массово идут на выставки, мне кажется, совсем наоборот! Когда мы готовили экспозицию в Париже, пришлось потратить очень много сил, чтобы люди выкроили в своей суете время. Да, зрители, в конце концов, пришли, но далеко не в таком количестве, как это происходит, скажем, в России. Приведу только один пример. 
Я делала выставку американского художника Юрия Горбачёва в Петербурге, в зале при Александро-Невской лавре. Вход был по билетам, и через месяц мне сказали, что её посетили 46 тысяч зрителей. Представляете? 
- Цифра впечатляет, но следует всё же учесть и питерские масштабы. А как с этим обстоит в Эстонии? 
- Не помню, чтобы на какую-то выставку стояли очереди. Но расскажу вам ещё одну историю. Когда мы делали в Таллинне выставку того же Горбачёва, 43 из 44 представленных картин оказались куплены за два дня. И это притом, что они очень не дешёвые! 
- Странно, почему одна работа осталась непроданной? 
- Она была предназначена для Kumu Kunstimuuseum.
- Разве Куму покупает произведения русского искусства?
- В том-то и дело, что нет! В их уставе записано, что они могут приобретать только эстонское, и русская коллекция не пополнялась очень давно. Но им так хотелось оставить себе хотя бы одну картину Горбачёва, что выход был найден. Мы подарили полотно Министерству культуры, и оно автоматически перешло в музей.
- Занятно… 
- Да, но история имела продолжение. Через какое-то время я поехала в США, хотела узнать последние тенденции, чему-то подучиться. Прихожу на крупную выставку на Манхеттене, подхожу к галеристке, рассказываю, что я из Эстонии. Она как-то странно на меня посмотрела, взяла за руку и говорит: «Выбирайте любого художника из тех, кто здесь представлен, все они хотят поехать в Таллинн». Тут уж растерялась я. Спрашиваю: «А они вообще-то знают, где находится Эстония?» «Нет, - говорит галеристка. – Но обязательно узнают, потому что таких результатов, как у вас, в Нью-Йорке никогда не бывало».
Я сначала даже не поверила этим словам, а потом подумала: я-то ехала в США, чтобы набраться опыта, а оказывается, у нас самих есть чему поучиться!

Из заурядных – вон!
- Не так давно мне пришлось побывать на одном таллиннском вернисаже. Выставка широко рекламировалась, но работы, что были там развешены, даже с большой натяжкой нельзя назвать произведениями искусства… 
- Сегодня у нас много художественных курсов, на которых занимаются дамочки среднего возраста. Проучившись полгода, они называют себя художниками, и, поскольку имеют богатых мужей, могут снять лучшие площади, заплатить журналистам и подать свои работы как искусство. А объяснять им, что, пуская в мир свои картины, они прививают людям вкус ниже среднего, абсолютно бесполезно… 
- К сожалению. Но ведь в Эстонии же, наверное, немало и настоящих мастеров? 
- Да, причём не только в Таллинне. Не знаю, обратили ли вы внимание, но на выставке в ЦРК несколько работ мастеров из Кохтла-Ярве. Таллинские даже обижались, что я предпочла им региональных, но картины же на самом деле замечательные! Кстати, вы знаете, что в Кохтла-Ярве работает своя академия художеств? А что в этом городе самый лучший выставочный зал в Эстонии? Нам в столице такого очень не хватает, если бы был, мы бы тут развернулись…
- В зале бывала, но не пойму, откуда в маленьком шахтёрском городке столько талантливых живописцев? 
- По большому счёту, некоторые из них скорее полупрофессионалы, но они же постоянно учатся! К ним приезжают преподаватели из петербургской Академии художеств, они сами ездят в Питер дней на десять-двенадцать, проходят там обучение. Я наблюдаю за этими людьми давно и вижу, что они идут и идут вперёд. 
К слову, когда в Эстонию приезжал Бато Дугаржапов, я возила его на выставку кохтла-ярвеского художника Юрия Хорева, и представляете, Бато, который считается в мире импрессионистом N 1, купил у него несколько картин! 
- Если один художник покупает работы другого, это можно считать высшей степенью признания! 
- Тем более, если речь о Бато, вокруг которого вьется весь художественный мир! 
- Таких, как Дугаржапов, в мире единицы. Но скажите, Ольга, что, по-вашему, лучше – много талантливых, хотя и не выдающихся художников, или всего несколько, но каждый из них – звезда? 
- Я, конечно, за личности. Но - слава Богу, что у нас много талантливых людей, и чем их будет больше, тем лучше! Потому что они украшают наш мир и делают его добрее…

Светлана БЕЛОУСОВА
Инфопресс №11 (2018 г.)

Возврат к списку