Главная Поиск Обратная связь Карта сайта Версия для печати
Доска объявлений Инфопресс
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Поиск по сайту

Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга



И в зал придёт... Раневская

И в зал придёт... Раневская

24, 25 и 26 апреля театралов Таллинна, Кохтла-Ярве и Нарвы ждёт встреча с известными российскими артистами, которые представят спектакль о легенде русской сцены Фаине Раневской «Одинокая насмешница». Однажды эта постановка в наших краях уже была показана, но, учитывая масштаб личности Фаины Георгиевны, можно сказать, что её можно открывать вновь, вновь и вновь. Эту роль невозможно просто выучить, подтверждает прима спектакля «Одинокая насмешница» Ольга ХОХЛОВА, по словам которой, актёры постараются сделать так, чтобы в зрительном зале чувствовалось присутствие самой Раневской.

- Несколько лет назад спектакль уже привозили в наши края. Тогда его, конечно, не все увидели, и сегодня, возможно, кто-то думает: «Что за спектакль? Сходить - не сходить?». В двух словах - о чём постановка?
- Думаете, кто-то не знает про Раневскую? Мне кажется, про неё знают абсолютно все. Потому что это сама по себе личность любимая и притягательная для всех бывших советских республик. Она ведь входит в список самых лучших актрис XX века, который составили за рубежом. Это буквально золотой фонд.
- Как вы думаете, а молодежь-то нынешняя её знает?
- Да что вы! Обычно больше половины зрителей в зале составляет молодёжь, и их реакция совершенно фантастическая. Ещё непосредственнее и позитивнее, чем у старшего поколения, которое выросло на ролях Раневской. Значит, и молодежь ее знает. Видимо, обаяние Фаины вне возраста.
- Когда у актёров спрашиваешь, как им работалось над той или иной ролью, они иногда отвечают - ну, очередная роль, что тут такого? А как вам работалось над Раневской?
- Очень сложно. Когда я на эту роль согласилась и села за текст - поняла, что не могу выучить ни одной фразы.
- ?!
- Потому что я её не чувствовала, не понимала. А может, Раневская и сама поначалу не хотела и не поддавалась, пока я не «загорюсь» ею, не пойму её, не стану её спутницей. Это сейчас я с ней живу в душе. Она и в других спектаклях у меня «прорывается». А пока мы с Фаиной Георгиевной, что называется, не полюбили друг друга, я не могла выучить ни одного слова, представляете! 
- И что помогло?
- Очень многое я прочла, узнала, посмотрела. Я как бы слушала её внутри. У неё особый тембр, особая подача. И это касается не только внешних проявлений, но даже больше каких-то внутренних движений души. Она особенный человек, у неё особый взгляд на мир. И все её шутки - они «с двойным дном». Там не знаю, чего больше - радости или печали. То есть сказать «Раневская шутит» - не сказать ничего. Раневская как будто проливает слёзы, когда шутит. А чтобы это нащупать - надо долго знакомиться с человеком.
Я любила её как актрису, мне безумно нравятся её роли, но - я не была с ней родным человеком. Надеюсь, теперь хоть немного «породнилась»…
- Вы впустили Раневскую в себя или вырастили её в себе?
- Бывают роли проходные, а её нельзя играть «проходно». Поэтому, конечно, я её впустила в себя. Но! Когда люди приходят на спектакль, для многих самый главный критерий - поверхностный: «Эта актриса похожа на Раневскую или не похожа?» А на самом деле ведь суть не только в этом. Суть в том, что я присваиваю её образ мышления. Даже не её привычки или интонации, потому что интонации повторять - это будет просто пародия. (говорит тоном Раневской, с характерными подвываниями) «О, мой дорогой, как я люблю тебя, как мне хорошо с тобой говорить…» А существует более глубокий мир, который внутри. И вот это присвоить очень трудно, это достаточно долгий процесс. 
Когда ты выходишь на сцену, люди хотят именно похожести. Да, я стараюсь дать им эту похожесть. Но мне кажется, важнее что-то более интимное. Эти вещи невозможно выразить словами. Когда ты выходишь на сцену, то не ты Раневская, не в тебе Раневская, а она где-то между зрительным залом и мной. Да-да, она возникает где-то между нами, и даёт ощущение, что спектакль случился... Зрители всегда воспринимают наш спектакль очень хорошо, потому что у нас работают большие профессионалы: Александр Пашутин, Лилия Волкова, Люба Тихомирова и другие. Но всё же бывают особенные дни, когда, играя, ты чувствуешь, будто попал в «поток Раневской» и тебя переполняет благодарность к этой великой личности.
- Мы с вами люди одного поколения. Наше поколение ещё застало Раневскую, правда, это было в нашем детстве и отчасти юности. Мы помним её «Муля, не нервируй меня!» из «Подкидыша», мачеху из «Золушки», фрекен Бок из мультика о Карлсоне. Как вы открывали для себя другую, большую, настоящую Раневскую?
- Есть фильм Михаила Ромма «Мечта», где Раневская играет отрицательную роль. Роль мещанки, что по советским временам было явлением порицаемым. И вот у неё сын попадает в тюрьму. Она приходит к нему… Я вижу женщину, у которой в глазах невыразимая печаль, горе. «Ах, сынок. Я работала, работала, работала, сынок-сынок, если б ты знал, для чего пропала моя жизнь?». Потрясающий по высоте драматизма монолог. И, конечно же, этот монолог вызывает глубокое сочувствие. Мать подкупает охрану, чтоб вызволить сына, а тот заявляет, что лучше в тюрьме останется… В общем, фантастическая сцена. Читаю историю про Фаину Георгиевну и узнаю, что когда этот фильм принимали, то один из тогдашних партийных работников был раздосадован тем, что отрицательная героиня вызывает такое сочувствие, и приказал вырезать эту сцену. Фаина Георгиевна узнала об этом и пришла к нему на приём. Зашла и сказала только одну фразу: «Если вы вырежете эту сцену, то я обязательно найду вас и убью, своими руками!». И ушла. Вы представляете, каков характер?
Вот в этом была вся Раневская. Она меня поразила. Представляете, если бы не было этого драматического куска в фильме, то за рубежом все бы знали Фаину Георгиевну только как весёлую, разбитную женщину, которую нервирует Муля. Если бы не было вот этой сцены из фильма или спектакля «Дальше - тишина» (знаменитая постановка Театра Моссовета, в которой Раневская и Плятт играют обиженных детьми стариков. - прим. авт.)… то что? Может быть, благодаря этому фильму составители английской книги, включившие актрису в число избранных, и поняли всё величие её таланта! 
- Из нашего разговора вытекает мысль о том, что если зритель хочет увидеть в «Одинокой насмешнице» не просто похожесть-непохожесть, а нечто большее, ему, наверное, стоит до спектакля что-то серьёзное с Раневской посмотреть, благо сегодня в Интернете всё есть.
- Не знаю… В нашем спектакле есть и смешное, и драматическое. И когда Раневская смеётся, зрители потом плачут. За кулисы приходят люди, которые не просто плачут, а рыдают. Пришла модель, высокая девочка, и говорит: «Я первый раз в театре, я никогда не знала, что может быть такое впечатление!». Она заливалась слезами. Женщины плачут: «Вы вернули нас в юность, мы видели живую Раневскую в театре».
Просто наберите в Интернете «Дальше - тишина». Любой кусочек в Ютубе увидите, и поймёте, о чём я. Это такая глубина, такая мощь... Конечно, недовостребованной она была. Как она сама говорит: «Без детей, без семьи и без ролей всю жизнь - как корова недоенная». Представляете, она умерла, как «корова недоенная»! Полная профессиональных желаний, возможностей женщина, которая восклицает: «Как бы я хотела выйти на сцену сейчас в роли Дездемоны! Я только недавно поняла, как играть Дездемону! Правда, если бы меня увидели в костюме Дездемоны, то задушили бы прямо в кулисах». То есть сразу же и шутит. Но разве это шутка?! Это же она душу открывает. Такой необъятный человек! Мне очень жаль, что я не была с ней знакома; хотя бы девочкой глазком на неё взглянуть вживую! Но рада, что сейчас познакомилась с этим материалом. 
Вы говорите: как работалось? Да вот так и работалось. Этот материал не терпит приблизительности…
-…халтуры.
- Да нет, артисты никогда не халтурят. Артисты всегда полностью делают то, на что способны в данный момент. Тогда это артист. А эта роль требует даже на каких-то проходных репетициях полной сосредоточенности, полного погружения. Потому что шутки, сказанные походя, не отображают всего того, что на самом деле происходило в душе. Вот, например, выпивая стопочку водочки, она шутит про Гиппократа: «Все же произносят только первую часть его знаменитой фразы “не навреди“, а он говорил “не навреди большим промежутком между первой и второй“». Раневская же не просто так это говорит, а человеку, которого жалеет: перед ней медсестра, которая, бедная, носится уставшая и ничего не видит. И Раневская не просто так предлагает ей выпить. В этом есть забота о человеке, желание помочь ему хотя бы тем, что рассмешить. 
Фаина Георгиевна никогда не говорила тех слов о профессии, какие говорим мы. Наши объяснения: «Мы стали артистами, потому что хотели то-то и то-то». А она говорила так: «Жить тяжко и одиноко, самая большая радость - заставить человека улыбнуться». 
- Это мудрость. 
- Это… любовь. Она передавала в этом любовь. Она видит человека и сразу понимает, что у него болит, и начинает его лечить. Такое врачевательство своего рода.
- Несколько вопросов уже не о Фаине Раневской, а о вас. Интернет утверждает, что вы «рекордсменка по количеству игровых фильмов и по количеству ролей в телесериалах в России за первые пятнадцать лет XXI века» (собеседница смеётся. - прим.авт.). Да и на вашем сайте раздел текущих новостей не застыл в давних годах, а постоянно обновляется. Как удаётся быть столь востребованной, с одной стороны, а с другой - как-то сохранять в этой гонке форму и силы?
- Знаете, а ведь это не от меня зависит. Помните, был период, когда кино не снималось, и вот в этой связи у меня интересовались, почему я не ушла из профессии. А потому, что это сильнее меня. Я не могу не быть актрисой. Это, с одной стороны, какая-то черта характера, а с другой, есть какая-то высшая сила, которая ведёт тебя по жизни. Только ты должен иметь чистые намерения и понимать, для чего предназначен. Тогда эта высшая сила всё организует. Например, в тот момент, когда у меня нет съёмок, у меня есть спектакли, репетиции. Когда репетиции заканчиваются - начинаются какие-то пробы и появляется кино. Ещё не заканчиваются киносъёмки - тебя начинают искать телевизионщики. Если ты по существу занят, а не ради пиара, то творчество идёт как непрерывный процесс. 
Другое дело, что наступает момент, когда ты хочешь фильтровать... 
- Вот-вот. Иначе в этой гонке можно и снизить планку качества.
- Ты начинаешь фильтровать, отметаешь предложения, и вдруг тебя накрывает ощущение: «Застой!». Бах - и какое-то время нет звонков. Тут главное - ничего не испугаться, а идти дальше. Кто-то начинает учить стихи, кто-то совершенствуется в танце, кто-то идёт в спортзал или едет в Афины на марафон…
- А вы что делаете в такой момент?
- Я обожаю кино. Впиваюсь в экран и смотрю фильмы, потому что обычно работа не даёт этого делать. У меня есть список лент, которые я хочу посмотреть. Читаю книги. Уделяю время семье, которой обычно его не хватает. Быть мамой, женой, хозяйкой - это тоже своего рода роль. 
Ещё я человек православный и воцерковлённый. Я знаю, что нельзя унывать. 
- Думаю, вы согласитесь, что актёру, который может фильтровать, отказываться от каких-то предложений, это право надо сначала заслужить. Вы проходили через страх «я откажу, а вдруг потом меня забудут»?
- Никогда я не пожалела о ролях, от которых отказалась. Может, пожалуй, единожды. Замечательный режиссёр Александр Велединский предложил мне кинороль, в которой нужно было ругаться матом. Совершенно потрясающая роль: женщина в орденах, прошедшая войну, но она всех и вся ругала. Я подумала-подумала и, поскольку матерщина для меня вопрос принципиальный, деликатно ушла от этого предложения. А потом её сыграла другая актриса, и она вовсе не материлась… Вот это была досада, что я потеряла роль, где было что сыграть. 
Но в основном, когда я вижу то, от чего отказалась, потом на экране или сцене - я вздыхаю облегчённо или говорю себе: «Слава Богу, это и не моё было!». Всё предрешено, в принципе. Ты должен сделать всё, что от тебя зависит, а дальше уже есть нечто, от тебя не зависящее. Если тебя не утвердили - значит это не твоё место. Зато если это твоя роль - она тебя догонит, даже если будешь убегать на другой конец света. Тебе позвонят, пришлют телеграмму, к тебе придёт информация через других людей, тебя дождутся и будут снимать именно тебя.
- Вы верите в провидение?
- Конечно. Если роль не твоя – беги за ней, проси, на колени становись, подсиживай и т.д., всё равно не будешь её играть. Никогда!
- Как говорила та же Раневская, сняться в плохом кино - всё равно что плюнуть в вечность.
- И пускай нас хранит высшая сила от таких «плевков». Вот Раневская меня ждала пять месяцев. Они решали, думали, гадали. И нашли именно меня. Разве это не провидение? Представляете, сколько в Москве актрис, способных и готовых сыграть Раневскую! А это счастье выпало мне.
- Что нового ваши поклонники скоро увидят с вашим участием в театрах и кино?
- Готовится к выпуску 8-серийный фильм «Тонкие материи» режиссёра Анарио Мамедова. Он про 60-е годы. Вот сейчас мы озвучиваем, и я смотрю - тьфу-тьфу - как будто бы уже можно говорить, что этот проект состоится. Очень приличный материал, очень красиво снято, очень приятно было работать. Сначала название было «Ателье на двоих», потом переименовали, чтобы было двойное восприятие: тонкие душевные материи и тонкие материи модного дома, хозяйкой которого, по фильму, я являюсь.
- Хорошо сочетается и с начальной частью нашего разговора. Тонкие материи - это ведь какая-то метафизика.
- Абсолютно верно. Нахрапом в «тонких материях» ничего не получится. 
…А ещё смотрите на Первом 17 марта новый проект «Российский кёрлинг». Моя команда открывает проект. Бились, как настоящие кёрлингистки... Зрители наши дорогие, нам просто необходима ваша поддержка. И конечно, до встречи в театре!

Инфопресс №11 (2019 г.)

Возврат к списку