Главная Поиск Обратная связь Карта сайта Версия для печати
Доска объявлений Инфопресс
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Поиск по сайту

Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга



Аллан Мянд: «Зачем мне влиять на свидетелей, если их показания и так говорят в мою пользу?»

Аллан Мянд: «Зачем мне влиять на свидетелей, если их показания и так говорят в мою пользу?»

В середине июня прошлого года йыхвиское общественное мнение всколыхнуло сообщение о задержании полицией безопасности по подозрению в коррупции местного бизнесмена и депутата Аллана Мянда, а также экс-члена волостной управы Йыхви Мярта Маритса. В течение полугода подозреваемые предприняли несколько попыток через суд добиться освобождения, однако безуспешно, и лишь в начале января апелляционная инстанция дала им свободу. Обвинение обоих, впрочем, остаётся в силе, и дело решится уже в ходе судебного разбирательства по существу, намеченного на осень.
В интервью для «ИП» на этой неделе Аллан МЯНД высказал мнение о степени своей влиятельности, опасаясь которой, сторона обвинения и противилась его выходу из-за решётки.

- На сегодня обвинительный акт по вашему делу, как мне известно, готов. Что конкретно вменяется вам в вину в качестве коррупционных действий?
- Меня обвиняют в том, что я дал взятку Мярту Маритсу, и это заключается в следующем. Первое: я взял его на работу в проект «Йыхви Парги Арендус» (строительство торгово-развлекательного комплекса около йыхвиского парка. - прим. авт.) после того, как Маритс покинул волостную управу Йыхви. И второе: я дал ему компьютер. Всё. 
- А взятка деньгами?
- Никаких денег в обвинении не фигурирует. Изначально говорили о каких-то там счетах за гостиницы, госпоставках и т.п. В обвинительном акте остались только приём на работу и компьютер. 
Как это оценить? Если прокуратура считает, что я это сделал, - значит нам предстоит спорить с ней в суде. Я оцениваю эти инкриминируемые мне действия так. Маритса на работу брал не я один, а три человека. Со вторым членом правления «Йыхви Парги Арендус» мы могли принимать решения только совместно, за двумя подписями. Кроме того, это решение правления акцептировал ещё председатель совета «ЙПА». То есть я не имел права в одиночку Маритсу что-то обещать и т.д.
Относительно компьютера… Мярт ещё с осени 2014-го был назначен волостью заниматься проектом этого центра, так как у волости, напомню, в проекте тоже есть доля. Свой компьютер у него полетел, первым попавшимся его было не заменить - для строительных проектов не всякий годится, а у меня подходящий компьютер был, и я Маритсу его предоставил в пользование. На этой оргтехнике он занимался только теми делами, которые вытекали из приказа волостного старейшины, ничего постороннего.
Вот за это я и сидел.
- Представитель прокуратуры в прессе так объяснял необходимость вашего содержания под стражей на период следствия: «Аллан Мянд вёл себя в йыхвиском волостном доме как в своей фирме»…
-  Ни в одном свидетельском показании, фигурирующем в обвинительном акте, не говорится, что, дескать, Мянд приходил к чиновнику и приказывал: «сделай так, а если не сделаешь, то…». Потому что этого не было. Я приходил и интересовался, если в установленные сроки поданные мною ходатайства не получали решения. Так это право любого гражданина - требовать от избранной им власти, чтобы работала, а не сидела «на попе ровно». 
Разговоры о «волости как фирме» - не больше, чем красивая фраза.
- Как представляется, в вашей истории ключевое понятие - даже не «взятка» или «коррупция», а именно «влияние». «Влиятельная фигура».
- Поначалу мне пытались инкриминировать «торговлю влиянием», но из обвинительного акта это снято. Нет ни одного показания, и прослушка, проверка электронной почты, которые в отношении меня применялись, тоже не дали подтверждений этой версии.
- Может, у вас просто харизма такая - пришёл Мянд, и сразу ясно, что он влиятелен?
- Уф-ф! Ну, куда мы тогда движемся…
- Вас держали в заключении, пока собирались доказательства, чтобы вы не могли повлиять на свидетелей. Теперь доказательства вроде бы собраны. Вы сейчас на свободе. Не кончится ли тем, что на предстоящем суде свидетели вдруг начнут «забывать» сказанное на следствии или отказываться от показаний?
- В том-то и дело, что я уже неоднократно, в том числе на судебных заседаниях по вопросу о моём освобождении, говорил: для меня те показания, что люди уже дали следствию, пока я сидел, очень подходят, поскольку подтверждают мою невиновность. У меня нет интереса на кого-то влиять, чтобы человек показания изменил. 
- Если смотреть на вещи реалистично, то любая система несомненно имеет досье на всех VIP-персон. Начнётся ли разбирательство с конкретной фигурой - зависит от фактов, которые в это досье попадают, и от наличия соответствующей воли. Человек при этом может и сам подставиться, то есть утратить чувство меры, наделать ошибок, дать козыри оппонентам и тому подобное. Оглядываясь назад, вы чувствуете, что, например, год назад в чём-то «подставились»?
- Документы, которые год назад принимались для начала строительства комплекса «Йыхви Парги Арендус», не оспаривались. Это значит, всё было сделано по закону.
- Подождите, но ведь разрешение на одну из подготовительных работ сначала выдали, а потом отменили. На это наложилась и история с бывшим строительным специалистом волости, который говорил, что в связи с планами возведения центра испытывал давление со стороны руководства.
- Что касается разрешения, то это ляп не мой, а департамента окружающей среды, который оставил на своём сайте устаревшую схему охранной зоны, а волость, выдавая первое разрешение, ориентировалась на эти неправильные данные. Что касается специалиста по строительству, то именно он должен был решать все возникающие вопросы с департаментом окружающей среды, а не я, но он как положено этого не делал. То есть если бы я как предприниматель, заинтересованный в строительстве, пришёл прямо в департамент за согласованием, меня бы слушать не стали, а сказали бы: эти вопросы мы решаем только с местным самоуправлением, таков закон.
- Стало быть, упрекнуть самого себя вам не в чем?
- Не в чем. И ещё раз посоветую всем, кто подаёт какие-либо ходатайства в самоуправление, - не стесняйтесь приходить и требовать ответы, если в срок их вам не дали. Я в декабре позапрошлого года подал в йыхвискую управу заявление о выдаче мне условий на проектирование объекта по адресу Раквере, 4, где находится участок земли ТОО «Prestone» (фирмы, возглавляемой Мяндом. - прим. авт.). Прошло тридцать дней, мне ничего не выдали. Я сделал повторное заявление. Но до сих пор этих запрошенных условий нет. Как вот это объяснить?
- А что вы планировали на Раквере, 4?
- Я думал о бизнес-центре, где на первом этаже были бы торговые площади, а на втором-третьем - что-то вроде мотеля. Но теперь, очевидно, этот «поезд ушёл»…
- Шесть месяцев, что вы провели в прошлом году в тюрьме, нанесли ущерб вашему бизнесу?
- Конечно. Он пока не подсчитан, но явно немаленький.
- Если предположить, что судебные разбирательства, в конце концов, закончатся в вашу пользу, станете ли вы требовать от государства его возмещения?
- В Эстонии обычно его не возмещают, это не Штаты. У нас выплатят какие-то деньги, исходя из дневных ставок, но это никоим образом не компенсирует твоих потерь, испытаний твоей семьи. Я раньше спорил с людьми, доказывая, что Эстония - правовое государство. Сегодня у меня уже больше нет никаких иллюзий насчёт этого.
- А если вы останетесь недовольны решением эстонских судов - пойдёте ли дальше, до суда европейского?
- Если адвокатам нужна работа - пусть занимаются. Хотят - пусть идут. Повторяю, у меня нет никаких иллюзий, и в перспективе, когда всё закончится, я всё равно из Эстонии уеду.
- Куда?
- Посмотрю. Я работы не боюсь, могу и канализацию убирать. 
- Сегодня вы вновь вернулись к бизнесу, к местной политической жизни. Надо ли ждать того, что можно назвать «ответный удар Мянда»?
- Зачем мне это?! Я даже думать не собираюсь про тех людей, которые что-то там писали, делали. Это мне что-то вернёт, что ли? Ничего не вернёт. 
- Какова всё-таки судьба проекта йыхвиского торгово-развлекательного комплекса?
- Не могу ответить. Надеюсь, он будет построен. Если бы не мой арест - договор со строителем подписали бы в конце июня и сейчас уже стояли бы стены объекта
- Не можете ответить потому, что полностью исключены теперь из этого процесса? Или руководящие «нити» остались в ваших руках?
- Если мои услуги развивателям потребуются - я помогу, тем более что идеи по этому проекту я представляю, наверное, так ясно, как никто другой. Но решать я ничего не могу, потому что членом правления сегодня не являюсь.
- Есть ли у вас другие проекты?
- Жизнь покажет.

Интервью взял Алексей СТАРКОВ
Фото автора
Инфопресс №04 (2016 г.)

Возврат к списку