Главная Поиск Обратная связь Карта сайта Версия для печати
Доска объявлений Инфопресс
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Поиск по сайту

Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга



«Я, наверное, сделал глупость, пойдя служить в погранохрану»

«Я, наверное, сделал глупость, пойдя служить в погранохрану»

Бывший пограничник, отслуживший в этом ведомстве 17 лет и имевший ведомственное жильё с гарантиями, после окончания службы остался без своего угла и надежды обрести желаемое. В этой истории столкнулись надежда, подпитываемая былым договором, и господствующие рыночные реалии сегодняшнего дня.

Житель Нарва-Йыэсуу 67-летний Уно Эсхольтс начал работать в эстонской погранохране в 1992 году, и местом его работы был кордон в Нарва-Йыэсуу. В этом курортном городке бывшему вокасцу Эсхольтсу погранслужба и предоставила в середине 90-х служебную трёхкомнатную квартиру в четырёхквартирном доме на Койдула, 99а рядом с кордоном, обозначив в договоре, что человека нельзя будет выселить из неё без предоставления другой, если Эсхольтс отслужит в ведомстве не менее десяти лет.
Он отслужил семнадцать.
После ухода на пенсию экс-пограничник ещё пару лет продолжал жить в этой квартире, но тучи над головой уже стали сгущаться.

Без квартиры и вещей
- После того, как погранохрану соединили с полицией, жилплощадь, числившуюся за пограничным ведомством, передали в «Госнедвижимость», та ещё год нас не трогала, договор на жильё не меняла, а потом пошли разговоры о продаже нашего дома. Нам, жильцам, предложили его выкупить, но соседи-коллеги не были в этом заинтересованы, а мне одному покупать дом за 65 тысяч евро… У меня таких возможностей не было, - рассказал Эсхольтс «Инфопрессу».
В результате, по его словам, дом был продан с аукциона третьему лицу, которое в 2012 году сразу же известило мужчину о том, что для дальнейшего проживания тому придётся вносить арендную плату в размере около трехсот евро в месяц, не считая оплаты коммунальных услуг, а также быть готовым софинансировать крупные реновационные работы в здании на сумму в общей сложности более 48 тысяч евро.
- Когда дом относился к погранохране, я платил за эту квартиру сущие копейки, а теперь за квартиру и коммунальные услуги мне пришлось бы отдавать свою пенсию. А жить на что? Короче, с этим предложением я согласен не был.
Отношения арендатора и арендодателя перешли в конфликтную стадию. В начале 2013 года представитель новых собственников теперь уже не только всего дома, но и квартиры, занимаемой Эсхольтсом (хозяин дома продал её петербуржцам), известил его о расторжении арендных отношений на том основании, что у жильца накопился долг по плате за наём, и потребовал жильё освободить. Где-то примерно в это же время новый хозяин дома стал также отключать и разные коммунальные услуги, добавил Уно Эсхольтс, который, в конце концов, из «квартиры раздора» перебрался на другое съёмное жильё. Перебрался, но не смирился.
Мужчина обратился в ряд государственных инстанций, но безуспешно, однако в 2014 году всё-таки выиграл в суде. Вируский уездный суд обязал собственников квартиры-россиян «исполнить договор найма, заключённый в 1995 году между Ида-Вируским пограничным регионом и Уно Эсхольтсом… и предоставить Уно Эсхольтсу взамен другую наёмную площадь, которая отвечала бы таким же условиям».
Увы, это тоже не разрешило ситуацию. Несколько квартир в Нарва-Йыэсуу, которые противоположная сторона действительно после суда находила Эсхольтсу для найма, сопровождались опять-таки арендной платой в размере не менее 150 евро в месяц помимо «коммуналки» и лишь краткосрочным договором, и эти варианты экс-пограничника не устроили. Найти на курорте квартиру с нулевой или минимальной платой за наём - задача, по-видимому, нереальная. Хотя сам мужчина всё-таки такую нашёл - в ней он пока и живёт, правда, как можно понять с его слов, это было просто везение, и никаких гарантий на будущее у него там нет.
Уно Эсхольтс говорит, что и сегодня согласен, если ему предоставят съёмную квартиру, но без платы «сверху» и с договором лет на двадцать-тридцать, причём квартира может быть уже не трёх-, а двухкомнатной. На замечание корреспондента о том, что это нереалистично, он понимающе кивает, но напоминает, что стал жертвой нарушения договора.
- Я считаю, что сам понёс и материальный, и моральный ущерб, но готов не требовать этих денег, если мне найдут квартиру, где я смогу спокойно жить и ничего не переплачивать.
Со старой квартирой Эсхольтса до сих пор связывают… его вещи, которые хранятся там. Перебравшись несколько лет назад в другое жилище, мужчина оставил основное имущество по прежнему адресу, а когда хозяева заменили там замок - потерял к нему доступ. Суд в 2014 году, кстати, обязал проигравшую сторону выдать Эсхольтсу и его вещи: в длинный список входили и мебель, и техника, и награды. Собственники квартиры в 2016 году письменно известили экс-пограничника, что всё хранится «с надлежащим усердием», и упрёкнули, что он-де сам затягивает передачу, пригрозив взимать плату за хранение.
- Мне некуда вещи оттуда переместить. Сейчас я снимаю жильё с хозяйской обстановкой. Когда представители нынешних собственников прежней квартиры и дома говорили мне «вывози», я отвечал: дайте другую квартиру - вывезу. Не на свалку же мне их выбрасывать, - пояснил Эсхольтс.

На рыночных ветрах
Представитель «Госнедвижимости» Марилийс Сеппер подтвердила «ИП», что в договоре купли-продажи дома на Койдула, 99а были пункты о том, что новый собственник безусловно перенимает все договорённости, связанные с предыдущими арендными договорами, «то есть обязан найти нанимателям съёмные площади взамен».
Купившая в 2012 году дом Алеся Зиолковска в своём письме к квартиросъёмщику вскоре после покупки дала понять, что он свой шанс упустил, а теперь дуют новые ветра.
«Вы в курсе возможности того, что вам как нанимателю данных помещений «Госнедвижимость» давала возможность находящуюся в вашем пользовании жилую площадь выкупить по льготной цене... чем вы, к сожалению, не воспользовались. В связи с этим ваш предыдущий работодатель освободился в отношении вас от всех обязанностей, вытекающих из договора найма. Вы должны понимать, что я как нынешний собственник не могу по закону отвечать за пункты договора, вписанные в договор найма чиновником вашего предыдущего работодателя, которые уже во время составления не отвечали действующему законодательству. К вашему сведению, в сфере полиции и погранохраны отсутствуют и прецеденты, которые касались бы бесплатного распределения государственной жилой площади своим бывшим работникам… Ваш… переданный нам договор найма не отвечает никаким даже элементарным современным требованиям к договору найма и никоим образом не регулирует использование собственности между арендодателем и арендатором», - говорилось в том письме. 
В качестве примера приводилось то, что в старом договоре не оговаривалась даже ставка арендной платы.
Из ответа МВД, куда экс-пограничник обратился со своей проблемой в том же 2012 году, Эсхольтс мог извлечь два вывода: погранично-полицейское ведомство недоработало, но теперь человеку всё равно надо примириться с новой ситуацией.
«Исходя из законов… у вас есть право проживать в названном жилом помещении… Но, несмотря на ваше право использовать жилое помещение, у нового собственника недвижимости есть право требовать от вас заключения нового договора найма, чтобы установить условия использования жилья и разумную арендную плату с учётом рыночных условий. Исходя из закона о госимуществе, ещё департамент полиции и погранохраны должен был бы требовать с вас основанную на рыночных условиях плату за пользование, а не ограничиваться только коммунальными платежами. Хотя ДППО свою законную обязанность не исполнил и вам соответствующей платы не установил, новый хозяин всё же имеет право требовать с вас рыночную плату за использование жилого помещения», - написало его бывшее министерство.
На вопрос о том, какие такие возможности льготного выкупа служебной квартиры он упустил, Эсхольтс ответил «ИП», что речь и идёт о тех самых 65 тысячах евро, за которые дом предлагалось выкупить троим жившим в нём тогда пограничникам, но двое отказались, а ему одному такую покупку было не потянуть. Марилийс Сеппер пояснила газете, что дом готовы были продать не по аукционной, а по оценочной цене самим нанимателям, если бы те договорились между собой. Правда, по её версии, отказались не двое, а один из трёх нанимателей, рассчитанный на консенсус вариант продажи «завис», и в мае 2012-го здание продали с торгов.
- Если бы мой договор о найме служебной квартиры был изменён ещё во время работы - например, убран пункт о предоставлении квартиры взамен или добавлен пункт о том, что квартиру я должен выкупать, - у меня не было бы претензий. А так - получается, дали надежду и зачеркнули, - отмечает Эсхольтс.
Он припоминает, что, когда он работал, в их департаменте началась было приватизация служебного жилья сотрудниками, но до Нарва-Йыэсуу это дело не дошло.
Бывший руководитель погранохраны в Ида-Вирумаа, один из руководителей былого департамента погранохраны, экс-уездный старейшина, а ныне член Рийгикогу Рихо Брейвель говорит, что проблема Эсхольтса не уникальна. Брейвель вспоминает, что в первые годы погранслужба стремилась к межрегиональной ротации кадров и для этой цели существовала льготная аренда, но потом политики сочли, что в льготах нет нужды, жилые помещения перешли к «Госнедвижимости», и арендная плата в большинстве случаев поднялась. Кто-то из бывших пограничников действительно сумел выкупить квартиры, кто-то согласился на новую арендную плату, нашего же героя не устроило ни первое, ни второе, и дом перешёл в третьи руки. Брейвель характеризует сложившуюся ситуацию как «jokk», т.е. формально корректную.
- Я был в курсе и, работая уездным старейшиной, старался найти решение, но все предлагаемые варианты Эсхольтсу не подходили. В данной ситуации единственный выход - если Эсхольтс примет предлагаемую жиплощадь или в съёмном жильё, которое найдёт сам, - полагает Брейвель.

Обоснованные ожидания?
В ответе Уно Эсхольтсу из ведомства канцлера права, присланном ещё в 2012 году (в целом омбудсмен от производства по данному вопросу отказался, сославшись, что это не в его компетенции) упоминается одно положение закона о долговом праве, касающееся ситуаций, когда при смене собственника недвижимости к новому хозяину переходят арендные договоры старого. «Если новый арендодатель нарушает вытекающую из договора аренды обязанность, то предыдущий арендодатель в течение трёх лет… отвечает за ущерб, причинённый нарушением обязанности нанимателю, как поручитель».
Три года, когда государство как прежний арендодатель могло быть поручителем, уже истекли. Однако, может быть, между Уно Эсхольтсом и государством как его прежним работо- и арендодателем по-прежнему сохраняется нечто, позволяющее первому апеллировать ко второму? Скажем, так называемое обоснованное, или правомерное, ожидание? Это отнюдь не образный, а юридический термин, который обозначает, что если состоялось законное соглашение и из него вытекают какие-то обещания, то вы вправе надеяться на получение обещанного, пока соглашение столь же законным способом не аннулировано. 
В договоре 1995 года сказано, что человека, отработавшего у работодателя не менее 10-ти лет, нельзя «выселить без предоставления взамен другого жилого помещения». Аналогичного, большего или меньшего - из договора не явствует. Значит, в данном случае предметом правомерного ожидания не обязательно должна быть квартира того же размера? Впрочем, выше сам Эсхольтс уже признал, что готов и на меньшую. Тариф квартплаты в договоре действительно пропущен. Означает ли это, что экс-служащий вправе рассчитывать, что его и впредь освободят от этого платежа? Или тут просто промах составлявшего договор чиновника? Или тогда государству так было выгодно? Тогда кто за это должен отвечать сейчас? Государство, судя по вышеприведённому ответу МВД, руки умыло, а фраза «на тех же условиях» из судебного решения туманна.
Представлявшая интересы Эсхольтса в суде Моника Меристо-Дмитриев считает, что надеяться на судебную регуляцию ставки аренды, если речь идёт о частных хозяевах, и не надо.
- Речь идёт о т.н. горячем регионе, где цены найма высоки. Может, дало бы результаты обращение к государству, но я не знаю, делал ли это господин Эсхольтс, моей помощи он в этой части не просил. Хотя едва ли государство соблаговолит сделать что-то большее, ведь «Госнедвижимость» давала возможность нанимаемую квартиру выкупить, и тогда Эсхольтс к государству не обращался с тем, чтобы ему оставили квартиру использовать дальше как нанимаемую, - сказала юрист «Инфопрессу», оценив и перспективу использования аргумента «обоснованное ожидание»: - Оно у Эсхольтса может быть, но боюсь, что результата это не даст. Я думаю, обоснованного ожидания в данной ситуации не могло бы быть и проблемы это не решит.
В практике Госсуда, с которой ознакомился «ИП», понятие правомерного ожидания, как кажется, тоже не является аргументом абсолютным. «Человеку следует смириться с возможностью, что окружающая его жизненная среда может измениться», - сказано в одном решении ещё 2007 года.
Меристо-Дмитриев предложила поинтересоваться - а как государство может помочь своему бывшему сотруднику? Газета отправила письмо, где был и такой вопрос, в МВД, но министерство переслало его в департамент полиции и погранохраны, а тот вплоть до вечера 17 июля газете не ответил. Не откликнулась на предложение дать свои комментарии и сторона, связанная с новыми собственниками дома.
Уно Эсхольц, отметивший, что квартирные пертурбации стоили здоровья членам его семьи, заверил корреспондента, что никаких других квартир или хуторов, имея которые, он стремился бы урвать что-то ещё, у него нет. 
- Раньше я жил в Вока, где имел ведомственную четырёхкомнатную квартиру от «Сельхозтехники». Потом люди эти квартиры приватизировали, и если бы я оставался в «Сельхозтехнике», то жильё стало бы моим. А теперь выходит, я сделал большую глупость, когда перешёл служить в погранохрану. На старости лет гол как сокол, - развёл руками собеседник. Правда, если оставить квартирный вопрос в стороне, то о годах службы он не жалеет.

Алексей СТАРКОВ
Фото автора:
Награды и поощрения Уно Эсхольтса. 
«Одними наградами ничего не добьёшься», - сетует он. 
Инфопресс №28 (2019 г.)

Возврат к списку