Главная Поиск Обратная связь Карта сайта Версия для печати
Доска объявлений Инфопресс
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Поиск по сайту

Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга



«Чучела» наших дней

«Чучела» наших дней

Выяснение отношений между двумя подростками в Силламяэ кончилось травмой… взрослого, вмешавшегося в ситуацию. В основе этой истории, по-видимому, всё тот же пресловутый «буллинг», или трения в подростковой среде, иногда выливающиеся в травлю.
 
В данном случае конфликт двух подростков достиг своего апогея вечером 11 июня в силламяэской роще.
Как рассказала «Инфопрессу» жительница города Людмила, в этот день её 15-летняя дочь, которая уже несколько дней отчего-то нервничала, вдруг выскочила из дома «по делам» и Людмила, чувствуя недоброе, отправилась следом. По словам женщины, в соседней с домом рощице дочку ждала другая девочка, и, встретившись, они принялись дёргать друг дружку за волосы. За всем этим наблюдало десятка два их сверстников, которые на просьбу женщины разойтись ответили, что останутся смотреть, потому что им «весело». На место пришёл и муж Людмилы, который вступился за дочь - и…
- Муж взял ту вторую девочку за плечи и попытался её увещевать - мол, успокойся, иди домой. И хотя ей не было нанесено ни одного удара, кто-то из парней, видимо, подумал, что её бьют, и высокий мальчишка вступил в перепалку с моим мужем, а потом ударил его ногой в бровь. Я стала вызывать «скорую» и полицию. Молодёжь разбежалась, хотя я предлагала им остаться и разобраться. «Скорая» оказала мужу помощь - у него была разбита бровь и заплыл глаз, а патруль предложил написать заявление. Супруг отказался.
Почему отказался? Настоящую причину он не говорит, но утверждает, что справедливости всё равно не добьётся, потому что его обидчик - якобы внук одного известного в Силламяэ человека, объяснила Людмила.
При этом, со слов женщины, с противоположной стороны вроде бы, как говорят, написано заявление на дочку Людмилы, хотя никаких практических шагов (вызов на беседу и т.п.) за этим к началу текущей недели не последовало.
Редакция располагает видеозаписью инцидента в роще, сделанной кем-то из детей. Впрочем, анализировать её на предмет вероятной противоправности чьих-либо действий - задача полиции, если, конечно, ей это интересно. Нам интереснее другое - что предшествовало стычке?
 
«Мы про тебя ничего не знаем»
Поводом для конфликта стали фотографии, на которых дочка снялась в подаренных родителями обновках и выставила эти снимки в соцсеть, рассказала Людмила. Пошли, скажем так, критические замечания от ровесников -  дескать, попа у тебя не такая и т.п., девушка ответила, слово за слово… и дело кончилось вышеупомянутой «стрелкой».
Однако это лишь верхушка айсберга, догадывается мать. «Не так одеваешься, не так говоришь» - эти упрёки в адрес дочки в соцсетях звучали и до того.
- Она у нас отлично учится, ходит в кружки, помогает дома по хозяйству. А детям её возраста, как видно, не нравится, что она не всё о себе рассказывает. Вот они и пытаются её «задрать», и тут в ход идут темы платьев, косметики и тому подобного. Они упрекают её в том, что вообще ничего про неё не знают, - рассказывает жительница Силламяэ.
Девушка много сил отдаёт домашним делам ещё и потому, что у неё больной брат, но этот факт она вообще предпочитает не афишировать.
- Может, слишком много хлопот на её плечах, и в этом причина? - предполагает Людмила.
Она упоминает и другую возможную причину конфликта: как-то весь класс ушёл с урока, а дочка осталась, и возникла история, чем-то похожая на известный фильм «Чучело», в которой был задействован даже молодёжный полицейский. Кстати, один из одноклассников девочки сказал «ИП», что та однажды «подставила» других и с этого-де начались её проблемы. Во всяком случае, Людмила признаёт, что учителя считают девочку «замкнутой» и «с трудом находящей общий язык с одноклассниками» и даже предлагали, чтобы она сменила школу. 
- Дочь возражает: а где гарантия, что в другой школе не будет так же? Она и тогда, когда я советую ей менять отношение к происходящему, не реагировать на все выпады, отвечает: если я реагировать не буду, всё равно «достанут». 
Девушка не пожелала и уезжать на учёбу в другой город - где у неё, между прочим, есть мальчишка-друг. После истории 11 июня она заверила мать, что теперь всё будет нормально.
Женщина считает, что с дочкой у неё нормальный контакт («мы как подружки, и я морали не читаю, мы просто обмениваемся мнениями»), она имеет доступ даже к её переписке в соцсетях, семья советовалась и с психологами, но всё равно процентов на десять мир подростка остаётся для матери неизвестным или непонятным.
- Меня саму в школьные годы травили - за высокий рост, за курносый нос, и я рыдала. А потом внутри появился «стержень», и выживать стало легче, - вспомнила собеседница собственный опыт.
 
«Хочу, чтобы он упал»
У силламяэсцев Ольги и Максима другой жизненный сюжет, но из той же оперы: их сына, только что окончившего четвёртый класс, уже два года лупит одноклассник, причём применяя силовые приёмы которым учится в спортивной секции. Жертва хотя и тоже занимается спортом, но явно слабее обидчика.
- Тот мальчик не отрицает, что бил нашего сына, но почему - упорно не отвечает, - недоумевают родители.
- И всегда приводит зрителей из нашего класса, которые стоят и смеются, - добавляет свой штрих в эту картину сам мальчишка.
В ответ на вопрос о причине этой нелюбви к себе со стороны одноклассника он уверяет, что не знает, в чём тут дело, но за собой никакой вины не видит.
Со слов и паренька, и родителей выходит, что и педагоги решить эту проблему тоже не в силах. Более того, до сих пор они считали и жертву «проблемным мальчиком». Сам он признаёт, что в классе «один против всех», впрочем, добавляя, что и класс вообще не дружный. С этой недружностью как-то связана интересная деталь:
- Все всегда ссорятся, обзываются… Девочки-то дружные, а мальчики - нет, потому что они спортивные и если кто кому ткнёт, то в ответ получит. А я так не могу.
Очевидно, уловив эту связь между авторитетом, безопасностью и спортивной силой, четвероклассник сам пришёл в силламяэский молодёжный центр, чтобы заняться боксом. И не скрывает, что лелеет классический план однажды удивить задиру своими новыми возможностями:
- Если он первый начнёт и если это на перемене произойдёт, я просто дождусь его после уроков, чтобы никого рядом не было. Я даже не буду с ним драться, а просто сделаю так, чтобы он упал и ему стало больно, - мечтает парень.
Отец - человек взрослый и говорит, что на месте сына постарался бы переговорить с оппонентом, дошёл бы до директора школы и до правоохранительных органов, а если бы его не услышали…
- Тогда «тёмную» бы устроил, - не выдерживает мужчина.
Пока, однако, семья надеется, что в следующем учебном году состоится предложенный полицией круглый стол всех заинтересованных сторон в школе.
 
«Если уходим от проблемы - проблема от нас не уходит»
Проблема травли, или буллинга, в детской среде остаётся актуальной, поскольку каждый месяц только к психологу силламяэского молодёжного центра с ней приходят в среднем по пять человек, сказал «ИП» руководитель центра Игорь Малышев (на снимке). 
Буллинг может начинаться даже не в школе, а уже в детском саду, и в основе разных видов травли часто лежит давно известное неприятие того, что кто-то выделяется на фоне коллектива, поясняет молодёжный работник. Тот, кто травит, сам в душе боится стать жертвой и предпочтёт быть с толпой. А позволить себе выделиться могут, по наблюдениям Малышева, только люди с определёнными способностями - либо физические силачи, либо умные манипуляторы. Повод для травли ребёнка могут давать даже взрослые, отмечает собеседник, приводя примеры, как учителя вольно или невольно навешивали на учеников «ярлыки», которые с охотой подхватывала детская аудитория.
Травля в школах была и раньше, но сейчас она становится более массовой, публичной и не боящейся общественного порицания, считает руководитель МЦ. Он указывает, что видео июньской драки в роще подростки ведь выложили в открытый доступ, не боясь негативных последствий, а скорее, чувствуя себя героями.
Универсального рецепта для решения проблемы у Игоря Малышева нет. Он говорит о нескольких возможных шагах. Например, жертве буллинга следует не только обвинять во всём других, но и поискать причину в самом себе, а подняв свой статус в коллективе (образно говоря, натренировав кулаки для сдачи), не поддаться желанию и самому в ответ кого-нибудь потравить. Конфликты можно гасить, если сплачивать детские коллективы, для чего у центра есть соответствующая программа. Если же всё-таки где-то появилось очередное «чучело», то такому человеку надо хотя бы подать сигнал, что он в этот момент не один, что рядом есть хоть один друг.
- Когда действовала комиссия по делам несовершеннолетних, которая сейчас закрыта, травли было меньше, потому что комиссия держала всю эту ситуацию под контролем, - отмечает Малышев, добавляя, что сейчас достаточного взрослого контроля за детскими «играми» нет, однако, с другой стороны, он не должен быть и топорным. 
Говорить ребёнку, подвергшемуся буллингу, «не обращай внимания» - это не поможет, поскольку уход от решения сродни позиции страуса. Но и решать возникшую между детьми проблему непрофессионально, механически применяя к детской жизни взрослые мерки, а тем более пытаться что-то объяснять чужому ребёнку без его родителей и педагогов, да ещё используя силу, Малышев категорически не советует.

Алексей СТАРКОВ
Фото иллюстративное
Инфопресс №26 (2019 г.)
 

«У кого много друзей, тех не трогают»
 
Несколько вопросов о сегодняшнем буллинге силламяэскому девятикласснику Дмитрию (имя изменено)
 
- Все ли могут стать жертвой травли?
- Не все. Здесь может быть в основе что-то личное, или человек что-то не так сделал, или речь о конкуренции из-за девочки. В основном издеваться над кем-то начинает компания.
- А кто точно не станет жертвой таких издевательств или сможет их пресечь?
- Есть люди, у которых много друзей, - в основном таких вообще не трогают. Не трогают коммуникабельных, которые постоянно с кем-то тусуются. А одиноким, не желающим идти на общение с другими, чаще всего достаётся. 
- А коллектив, который вокруг человека собирается, - это действительно друзья?
- Могут быть реально друзья, а могут… Чувак крутой, и к нему лезут в компанию.
- И в чём же должна состоять «крутизна»?
- Может быть, это дерзкий парень: «а я курю», «а у меня алкоголь есть», «хотите, могу дать»… Правда, я в такую компанию стопроцентно не пойду.
- Ты - из тех, кого травят или травили, или сам участвуешь в буллинге?
- Травле я не подвергался, если что и было, то в начальной школе. В 8-9-м классе у большинства уже голова на плечах и понимание, что так нельзя делать. А посмеяться над кем-то… У нас компания адекватная, но мы можем пошутить над кем-то проходящим мимо - допустим, человек выглядит странно, - но сделаем это не в открытую.
- Правильно ли говорят, что вы, подростки, смелые, когда вас много?
- Да, правильно. Когда вокруг много своих - все смелые, а когда ты один и надо что-то сделать - тут смелость бывает в редких случаях.
- Кому из взрослых ваш возраст доверяет, если возникает проблема травли?
- Мне почему-то в голову приходит молодёжная полиция. Друг, когда над ним издевались, обратился к родителям, а те пошли в школу, учителя поняли, что родители могут создать из этого серьёзные проблемы, и стали говорить издевающимся «будешь продолжать в том же духе - дело кончится полицией». Те, кто обижал, отступили.
- Поможешь ли ты жертве травли?
- Буду помогать, если дело зайдёт слишком далеко - до физического воздействия на человека. А в остальном каждый, кто подвергается буллингу, должен сам решать эту проблему. Сам найти, в чём проблема, и сам найти выход. Хотя бы как-то социально приподняться.
- А метод «сила против силы» здесь эффективен?
- Это может решить проблему, но в основном это плохо для обеих сторон, и из пострадавшего можно превратиться в обвиняемого.
- Насколько сильна в школьном коллективе неформальная составляющая, неписаные законы?
- У нас больше всего правит именно неформальное начало. Это значит у всех свои друзья, у каждой компании свои правила, и никто никого не трогает.
 
Что думает полиция?
 
Комментирует лейтенант полиции Маарья Пунак: 
Ссоры и разногласия между детьми легко заметить и в школе, если на самом деле обращать внимание на то, как дети общаются друг с другом, и дома, так как поведение и настроение ребенка, если у него возникли проблемы со сверстниками, начинает отличаться от обычного. Поэтому очень важно, чтобы семья и школа общались и сотрудничали, заметив ещё только первые признаки того, что может иметь место конфликт или травля. 
Школа является нейтральной территорией, где можно собраться вместе с родителями и детьми, а коллектив школы должен оказывать всем сторонам всяческую поддержку как в предупреждении назревающей проблемы, так и разрешении уже имеющегося конфликта. Педагоги должны относиться к любым проявлениям травли крайне серьезно - надо понимать, что социальные навыки детей недостаточно развиты для того, чтобы самим разрешить проблемы, и дети и подростки нуждаются в поддержке. 
Если родитель по какой-то причине желает разрешить проблему травли вне стен школы, то ни в коем случае нельзя этого делать без присутствия родителя другого ребёнка. Ни в коем случае и ни при каких обстоятельствах, ни в школе, ни дома, нельзя применять физическую силу по отношению к чужому или своему ребёнку, кричать или угрожать.
Проблемы, связанные с травлей, получают наилучшее для всех сторон разрешение не в страхе быть наказанным, в том числе и физически, а когда оскорбляющий или применяющий насилие по отношению к другим ребёнок или подросток на самом деле осознает, что его поведение причиняет другим боль и это неприемлемо.
Для начала родителями вовлеченных в конфликт детей стоит обсудить проблему и возможные способы её решения без присутствия детей. Мой опыт показывает, что обычно дети, описывая ситуацию, уменьшают долю своего участия, так как им стыдно за своё поведение, и увеличивают долю вины другой стороны, чтобы показать «противника» в худшем свете. Поэтому очень важно, чтобы родители сопоставили имеющуюся информацию. Нормально и понятно, что каждый родитель верит своему ребёнку и хочет всячески защитить его, но важно иметь настрой сообща разрешить ситуацию. 
Если самим родителям, общаясь с другими родителями, не удаётся прийти к общему знаменателю, следует привлечь нейтральную сторону. Такую помощь могут оказать молодежный полицейский, школьный психолог, сотрудник службы защиты детей местного самоуправления или «круглый стол», в котором буду задействованы все эти специалисты. 
Многие школы присоединились к программе «Kiusamisvaba Kool» («Школа без травли»), и благодаря этой программе конфликты можно разрешить на самой начальной стадии. Родители должны интересоваться, присоединилась ли школа, где учится их сын или дочь, к такой программе, и со своей стороны выражать заинтересованность и желание участвовать в таких программах.



Возврат к списку