Главная Поиск Обратная связь Карта сайта Версия для печати
Доска объявлений Инфопресс
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Поиск по сайту

Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга



Падения и подъёмы у химиков глазами профсоюза

Падения и подъёмы у химиков глазами профсоюза

Позапрошлый и прошлый годы стали временем испытаний для работников химической отрасли Ида-Вирумаа - в первую очередь, предприятия «Нитроферт» и концерна «Виру Кеэмиа Групп». По отрасли прокатились сокращения, правда, затем сменившиеся оптимистическими сообщениями, что часть сокращённых всё же нашли новую работу или были приняты обратно. Да и экономическая конъюнктура для сланцевой химии вроде бы стала благоприятней. Как оценивает ситуацию профессиональное объединение - об этом интервью «Инфопресса» с председателем правления профсоюза химиков Юлией ЛЕОНТЬЕВОЙ.

- Итак, Юлия на одной чаше весов у нас позапрошлогоднее закрытие «Нитроферта» и прошлогодние сокращения на «ВКГ», на другой - информация о том, что кто-то из сокращённых смог найти новую работу или вернуться на старую, а также свежие сообщения о пополнении рядов работников шахты «Оямаа». Что получается в сумме, сколько из оставшихся ранее за воротами в итоге всё-таки трудоустроены, будь то на предприятиях, где действует ваш профсоюз, или в других местах?
- Если говорить о крупнейшем из этих предприятий - концерне «ВКГ», то на конец 2015 года здесь был 2051 работник, а в середине нынешнего января их насчитывалось 1782. В конце минувшего лета кадровая служба концерна дала профсоюзу такие данные: всего за первое полугодие 2016-го было сокращено 447 работников, из них потом принято обратно 178. Более свежими данными о приёме работников обратно мы не располагаем, к тому же тут на статистику влияют и переводы людей с одного дочернего производства «ВКГ» на другое (осенью концерн официально сообщил, что из 450-ти сокращённых на тот момент назад взяли 300. - прим. авт.)
Должна отметить, что наш профсоюз считает масштабы упомянутых сокращений в «ВКГ» несколько бóльшими, чем 447 человек. Если добавить сюда сокращения в транспортной и энергетической структурах в предшествующий период, то цифра будет примерно на сотню больше. Да и некоторые сообщения в прессе добавляют путаницы. Так, в середине июля работодатель «ВКГ», проводя набор кадров, сообщил в одной газете, что на 350 рабочих мест поступило в два раза больше заявлений, а спустя десять дней в другом издании - что заявлений больше 400. Что-то тут математика не сходится. Также работодатель сообщил в средствах массовой информации, что в первую очередь будет принимать сокращённых работников, но сегодня мы видим, что в этом случае он слукавил.
- И всё же, какая доля всех оставшихся без работы за полтора года химиков, в конце концов, так или иначе нашли новую трудовую «пристань» и какую роль в этом сыграл профсоюз?
- В лучшем случае, трудоустроилась треть. В том числе часть людей действительно вернулась на «ВКГ», были приняты сюда и некоторые нитрофертовцы, ведь их завод продолжает бездействовать. Часть сокращённых от нового трудоустройства отказались, поскольку уже имели пенсию. Часть людей так и пребывают в подвешенном состоянии.
Профсоюз поддерживал сокращённых в их контактах с Кассой по безработице, а также сумел в диалоге с руководством «ВКГ» добиться некоторых льгот для принимаемых на работу обратно. Например, в том, что принимаемым назад людям, которые были сокращены с «ВКГ» в 2016 году и в другом месте не работали, обещано сохранение непрерывного трудового стажа как основания для отпускных пособий, есть наша заслуга. Была и договоренность, что вновь принятым на работу будет сохранён размер заработной платы, если они трудоустраиваются на прежнем месте.
Есть ли основание радоваться, что теперь, мол, все проблемы позади? Нет. Во-первых, те, кто смог через Кассу по безработице получить доступ к европейской поддержке на переобучение… Это, конечно, хорошо. Но будут ли для этих переобучившихся соответствующие рабочие места в регионе? Да и с теми, кто хочет сейчас вернуться на «ВКГ», возникают проблемы. Человек подаёт соответствующее заявление, а ему или отказывают без объяснения причин, или, что хуже, оставляют в неведении. У нас есть сведения не менее чем о шести подобных случаях. Неведение плохо не только в психологическом плане. Касса по безработице ведь требует от своих клиентов активности в поиске работы, эту активность надо подтверждать, а чем ты докажешь свои шаги, если ответа от кадровой службы у тебя нет? С другой стороны, пока человек надеется получить работу здесь, возможно, более знакомую ему, более близкую к дому, он может отказаться от других предложений. И в итоге не получит ничего. С учётом всего этого мы предложили, чтобы работодатель, получая резюме от кандидата на рабочее место, обязательно давал человеку обратный сигнал - получено ли его CV и какое решение принято.
- Сколь сильный удар нанесли сокращения на химических предприятиях в 2015-16 годах самому профсоюзу химиков?
- С учётом сокращений на «Нитроферте», мы потеряли около двухсот членов нашей организации. Было семьсот с лишним человек, сейчас по всем подразделениям «Виру Кеэмиа Групп» и предприятию «Новотрейд Инвест» в общей сложности в профсоюзе состоят около 560-ти тружеников. На «Нитроферте» профсоюзной ячейки уже нет. Вступают в профсоюз и большинство из тех, кого принимают на «ВКГ» вновь, то есть из вернувшихся работников. Причём среди них есть как те, кто и ранее состоял в союзе, так и те, кто в предыдущий период работы на «Виру Кеэмиа Групп» к профсоюзу относился скептически. 
- Если отвлечься от темы сокращений, что ещё беспокоит сегодня профсоюз химиков?
- Беспокоит, что в некоторых подразделениях «ВКГ» люди вынуждены работать с повышенной нагрузкой и далеко не всегда это дополнительно оплачивается. Нагрузка объясняется, в частности, тем, что работники-новички не могут сдать экзамены и получить допуски к некоторым работам, а значит, их более опытным товарищам приходится трудиться «за себя и за того парня». Это сказывается и на выходных, и на отпусках, и на возможности пойти на больничный. Доверенные лица профсоюза с нескольких установок уже провели у себя соответствующий анализ нагрузок и того, что надо бы сделать, мы планируем с этим материалом на руках встретиться с руководством, в первую очередь «ВКГ Ойл».
Заработная плата. Да, она по нашим предприятиям в целом выше средней по региону, но и работа у наших людей сложная и специфическая. В конце прошлого года двое членов нашего профсоюза - спасибо им за смелость и упорство - выиграли в комиссии по трудовым спорам свои споры с «Новотрейдом» по поводу недополученного заработка. После этого работодатель доплатил и другим работникам. Сейчас у нас на повестке дня - переговоры с «Новотрейдом» о новом коллективном договоре. 
На «ВКГ» колдоговор действует ещё почти год. Но мы хотим дополнить его несколькими соглашениями. Одно из них поставило бы точки над «i» в вопросах рабочего графика на химическом производстве. Здесь всё время ходят слухи о возможной замене 12-часового графика на 8-часовой, и мы хотим, чтобы была гарантирована именно 12-часовая смена: такой график менее вреден для организма, он удобнее для людей, так лучше организовано их свободное время в месяце, меньше поездок на работу. Учитывая непрерывность производственного процесса, это согласуется и с евродирективой о рабочем времени. Надеемся также уговорить работодателя, чтобы он воспользовался законной возможностью и оплачивал работникам больничные листы уже со второго дня заболевания.
Волнует нас и психологический климат на производствах. У этой проблемы несколько составляющих. С одной стороны, поведение самих руководителей, особенно среднего звена. Так, мы провели анонимный опрос в одном из отделений концерна, где около половины, а то и больше рабочих признали, что начальник действует методами страха, унижения, злоупотребляет властью, предлагает писать заявления «по собственному желанию», не доводит важную информацию и т.п. Результаты опроса сообщены работодателю. С другой стороны, климат начинается и с самих работников, которые, несмотря на все разъяснения и напоминания, не вникают в подписываемые документы, в том числе трудовые договоры, считают, что все вопросы организации рабочего времени, оплаты и т.д. никогда не меняются, что они «такие же, как были у меня раньше».
- Пусть профсоюз поставит свой стол около двери отдела кадров и всем желающим разъясняет, что есть чтó в договоре, который человеку предстоит подписать…
- Ставить стол в коридоре мы, конечно, не можем, но двери профсоюза и отдела кадров совсем не далеко друг от друга. Было бы у человека желание и чуточку настойчивости, чтобы сказать работодателю «подождите, я уточню» и прийти к нам. Пока работники по такому поводу к нам не приходили. Действуем другими методами. Добились, чтобы в концерне «ВКГ» был перевод на русский язык хотя бы основного, типового варианта трудового договора. Просим руководителей подразделений больше объяснять рабочим условия труда и оплаты, боремся за эти лучшие условия.
- Смена правительства Эстонии придала вам оптимизма? Стал ли климат в Эстонии более социально-ориентированным?
- Приятно, что представители министерств стали чаще и конструктивнее общаться с профсоюзами. Но, к сожалению, правительство ещё не дозрело до того, чтобы писать законы чётко, ясно и в интересах населения. Взять ту же ситуацию с больничными: закон даёт работодателям возможность оплачивать их в первые дни, но я не видела, чтобы работодатели у нас наперегонки спешили этой возможностью воспользоваться. Так же и закон о трудовом договоре: сплошь и рядом встречаешь там «на усмотрение», «по договорённости», «в разумных пределах». Это можно толковать так, можно этак…
- Около двух лет назад в интервью «Инфопрессу» вы сказали, что ваш профсоюз, в принципе, открыт не только для химиков, но готов принять в свои ряды и защищать также представителей других предприятий, особенно мелких. Это остаётся в силе?
- Да, мы готовы принимать в члены профсоюза не только работников наших дочерних предприятий. Таких людей к нам обращается много. Проблемы, в общем-то, у всех похожие, только если крупные организации в большей степени придерживаются закона, то в маленьких фирмах, где нет профсоюзов, работодатель делает что хочет. Люди обращаются, интересуются, но пока взвешивают и обдумывают, однако уже приятно, что они идут в профсоюз не как в социально-пенсионный фонд «за путёвками», а именно за консультацией по трудовому праву. Если есть желающие побороться за свои трудовые права, мы ждём их у себя (посмотрите наш сайт www.keemiaa.eu) или, по крайней мере, поможем связаться с другими сильными профсоюзами, больше отвечающими их профилю работы.

Интервью взял Алексей СТАРКОВ
Фото автора
Инфопресс №04 (2017 г.)

Возврат к списку