Главная Поиск Обратная связь Карта сайта Версия для печати
Доска объявлений Инфопресс
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Поиск по сайту

Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга



Начальник Кингисеппской таможни: «Пункт в Ивангороде достиг своего предела»

Начальник Кингисеппской таможни: «Пункт в Ивангороде достиг своего предела»

…В автомобильном прицепе, не особенно даже и спрятанные, лежали болванки и какие-то другие металлические детали, приготовленные к переброске в Эстонию. «Вот, видите, разворовывают Россию! Смотрите, как увозят наши богатства!» - витийствовал Владимир Вольфович Жириновский. Слушатели кивали головой: да, смутное время, смутное… Как давно это было! Во время визита экстравагантного лидера ЛДПР в приграничный Ивангород в начале 90-х на российской стороне границы даже стабильного контроля еще не было. И на месте международного автомобильного пункта пропуска (МАПП) «Ивангород» расстилалась поляна.
А сегодня ивангородский МАПП уже достиг пределов возможностей и нуждается в реконструкции. Об этом, а также о других аспектах работы российских таможенников корреспонденту «Инфопресса» рассказал начальник Кингисеппской таможни полковник таможенной службы России Вячеслав АЛЕХИН. Наше интервью состоялось незадолго до 20-летия Кингисеппской таможни, отмечаемого 15 октября.


Чтобы от лекарства не стало плохо
- Вячеслав Владимирович, каковы самые распространенные нарушения таможенных правил при пересечении российской границы пассажирами? То есть теми, кто не везет товары для экономической деятельности.
- Наверное, самое частое и болезненное - это несоблюдение порядка декларирования лекарственных средств, перемещаемых через российскую границу. Многие из них, особенно сильнодействующие, включают в себя вещества, которые попадают в группу или запрещенных, или ограниченных к ввозу-вывозу из России.
- Это наркотические препараты?
- Не только. Зачастую могут быть и обезболивающие. К сожалению, был у нас печальный случай, о котором писала русскоязычная пресса Эстонии: человек, у которого была ампутирована нога, ветеран, вез с собой небольшое количество сильного обезболивающего препарата. И попал - естественно, по незнанию - под эту статью, на него завели уголовное дело и дали здесь условный срок.
Очень часто с такой проблемой сталкиваются именно люди, имеющие серьезные ограничения по здоровью, или пожилые. Мы, со своей стороны, стараемся информировать жителей Эстонии об этих правилах через своих коллег в Эстонии. Сейчас наши суды немножко смягчили свою позицию, но все равно - хорошего в этом мало! То, что нервы испортим людям, если препарат найдем, - это точно. Причем и сами радости не получим.
- Перевозить нельзя вообще или перевозить при условии декларирования?
- Человек может даже не догадываться, что у него таблетки содержат какие-то сильнодействующие вещества. Поэтому наша рекомендация: если везете с собой лекарства для личного пользования, лучше их сразу письменно задекларируйте. В этом случае, если мы станем проверять и вдруг что-то окажется из запрещенного перечня, - мы можем просто предложить вернуть лекарство на сопредельную сторону. То есть без уголовных и административных последствий.
Элементарный пример - андипал, легкие таблетки от давления. Это очень старый препарат, абсолютно в свободной продаже, стоимостью, по-моему, до десяти рублей. Но! В состав каждой таблетки входят 0,2 грамма фенобарбитала, а он включен в этот перечень.
- Так фенобарбитал и в корвалол входит!
- А насколько я знаю, за рубежом корвалол, вообще-то, запрещен. Сейчас стоит вопрос, что и в России так будет. Кстати, за перевозку корвалола точно так же можно привлечь. Лучше, на всякий случай, задекларируйте. Хуже не будет…
Кроме того, есть определенные нарушения порядка перемещения продуктов питания. Особенно не прошедших термическую обработку - сырые мясо, рыба, молочные продукты. Все это в Россию ввозить нельзя, и за нарушения мы возбуждаем административные дела.
- А мясопродукты, колбасы и т.п.?
- На путь следования, конечно, можно. Все люди, и мы понимаем, что если семья едет путешествовать, наверняка у нее будут бутерброды с колбасой, сыром. Пока до таких ограничений, как в США или Австралии, куда вообще ничего съестного ввозить нельзя, мы еще не дошли.
- При всем том, пересекая границу, обращаю внимание, что ведь не всегда таможня в Ивангороде проверяет людей. То есть вы говорите - нельзя корвалол перемещать, нельзя мясо, - а таможня их и не проверяла…
- На самом деле, у нас уже достаточно давно существует выборочность таможенного контроля, и она относится как к коммерческим партиям грузов, так и к физическим лицам, туристам. Мы опираемся на систему управления рисками. Если у нас есть основания полагать, что в этом контейнере, фуре, сумке есть запрещенный товар, или пассажир нервничает, неадекватно себя ведет, мы можем предложить пройти таможенную проверку. Согласитесь, было бы неправильно, если бы мы проверяли все три тысячи пассажиров, которые въезжают в Россию через Ивангород ежесуточно.
- Итак, если я куплю здесь бутылочку корвалола и поеду в Эстонию, то…
- Велика вероятность, что вы ее провезете абсолютно спокойно. Но у нас более тридцати собачек работает, и на пункте пропуска их обычно две в смену ходят. А вот у них подход - сплошной. Они могут подойти к вам, поднять левую ногу и сказать: «тут что-то не то» (смеется). И тогда вас спросят.

Вызовы времени
- Об ивангородском участке российско-эстонской границы последние два десятилетия говорили и как о месте контрабанды металла, и как окне для наркотрафика… А сегодня, Вячеслав Владимирович, какие вызовы таможенникам бросают преступники?
- На протяжении последних трех лет мы дважды задерживали достаточно значительные партии холодного и огнестрельного оружия, часть которого у нас даже представлена в музее. Хоть в прошлом и остались времена, когда контрабандный металл шел в Эстонию потоком, все равно есть попытки незаконно переправлять различные сплавы. Последнее, что мы задерживали, - транзит ферромолибдена с территории Украины на территорию Эстонии, у нас три таких задержания и уголовных дела.
Ну а самое распространенное сейчас - для направления из России в Эстонию - вывоз сигарет. Даже сейчас, когда ввезти в Эстонию можно две пачки, все это вывозится в значительных количествах. Мы задерживали крупные партии сигарет в железнодорожных вагонах (чаще всего спрятанные под углем), в автобусах пассажирского сообщения. А также то, что носят на себе.
- А разве российскую таможню интересует, если несут или везут больше двух пачек?
- Если человек честно предъявил и задекларировал сигареты, у нас нет оснований ограничивать его. Другое дело, если он перемещает их с сокрытием. Были случаи, когда вывозили в старом американском автомобиле вместо воздушного фильтра.
- То есть контрабандисты на этом участке сейчас в основном мелкие? Ничего серьезного не гонят?
- (После некоторого раздумья) Скажем так, или они не гонят, или мы не ловим. Как говорят врачи, «не бывает абсолютно здоровых, бывают недообследованные». Статистика контрабанды в мире показывает, что задерживается только десять процентов. Поэтому нам есть над чем работать.
Есть еще проблема т.н. мешочников. Это когда жители Эстонии, чаще всего русскоязычные, на себе переносят большое количество вещей. Идут, что называется, увешанные тюками. При этом они не превышают норму для пассажиров в 50 килограммов на человека, не превышают норму стоимостную в полторы тысячи евро, потому что это недорогие вещи - носки, трусы, футболки и т.п., - тем не менее, партии практически могут достигать товарных размеров. Причем такие «ходки» совершаются два-три раза в сутки.
- А с точки зрения российского таможенного законодательства, это нарушение?
- На самом деле, есть нарушение, но его очень сложно «диагностировать», то есть установить, является ли данное количество товарной партией, везет ли он это в личных целях или с целью извлечения коммерческой прибыли.
- Вячеслав Владимирович, а если говорить о легальных грузопотоках через Ивангород, что в основном идет из России в Эстонию и обратно? Рискну предположить, что 90 процентов идущего в Эстонию - нефть…
- На самом деле, сырьевая направленность есть, но она значительно уменьшилась. Углеводородное сырье сейчас будет перемещаться, в первую очередь, через Усть-Лугу, и его вывоз в Эстонию для дальнейшего перемещения, наверное, практически прекратится. Статистика дает, что топливно-энергетические грузы, перемещаемые через МАПП и ЖДПП «Ивангород», - это примерно 2 процента всего перемещаемого на экспорт. Больше удобрений идет - 23,5 процента. Неорганика - 2,9 процента. Металлы - около 0,3 процента. По импорту, минеральные вещества к нам - 34 процента, какао и продукты из него - 11,5, злаковые - 8 процентов, органическая химия - около 7-ми, оборудование - 4 процента.

Цистерна за сутки
- В связи с очередями на границе Эстония нередко упрекает российскую сторону, что это-де она виновата. То есть эстонцы успевают обслужить больше грузовиков, чем россияне.
- Мы принимаем машины, которые эстонские коллеги оформляют как идущие в экспортном направлении. Так ведь в направлении «на вывоз» и мы тоже почти в два раза больше грузовиков оформляем, чем «на въезд». Любая страна экспорт менее тщательно контролирует, чем импорт. Количественных рамок - сколько грузовиков обслужить - у нас нет. Движение может затрудниться, когда ведутся работы по восстановлению проезжей части. Машины тяжелые, асфальтовое покрытие приходится восстанавливать каждый год. Бывает усиление досмотров во время важных международных мероприятий или конфликтов. Но главное - сам пункт пропуска в Ивангороде уже достаточно старый, он 1993 года и нуждается в серьезной реконструкции. На мой взгляд, здесь стоило бы оставить туристическо-пассажирское направление, а для грузовых целей построить какой-то новый пункт. Но это вопрос межправительственный; сделают - хорошо, нет - будем обходиться тем, что имеем.
- Сколько вы в среднем оформляете за сутки въезжающих фур?
- От 65-ти до 80-ти. Интересно, что недавнее упорядочение пересечения границы с эстонской стороны снизило остроту этого вопроса. В электронной очереди зарегистрировано сегодня было 110 машин. Из них 70-75 будет пропущено через границу в тот же день, значит, ждать придется меньше двух суток. А ведь раньше в очереди стояло 250-350 автомобилей.
- Ивангородский пункт по территории больше, чем эстонский, поэтому немного странно слышать, что он «исчерпал свои возможности».
- На самом деле, он не больше, он почти такой же. Но вот самая большая наша и наших эстонских коллег головная боль сейчас - даже не грузовики, а легковые машины. На пересечение границы туристами и людьми, которые едут на автомобилях с деловыми целями, накладываются т.н. бензинщики. Этот вопрос, к сожалению, эстонское правительство, эстонская таможня пока не могут решить. С нашей стороны, каких-то запретов и ограничений для «бензинщиков» нет, потому что, покупая у нас топливо, они платят все наши внутренние налоги, экспортной пошлины нет, да и загружают они штатные емкости машин. Или нештатные, но официально переделанные. Мы в свое время подсчитали: через границу России здесь, в Ивангороде, перемещается автомобилями около 60-ти тонн бензина в сутки. Это железнодорожная цистерна! Как это выглядит? Едет старый американский микроавтобус с двумя баками, которые еще бывают раздуты немножко, туда входит до полутонны топлива. Водители на ближайшей АЗС заправляются, причем поддомкрачивая автомобиль, чтобы по максимуму, под горлышко, залилось. А на пункте пропуска они его глушат и переталкивают вручную, чтоб горючее не тратить... Повторяю, запретить эти поездки мы не можем, но прекрасно понимаем, что для остальных они движение затрудняют.
- А хватает ли таможенных кадров на том же МАПП «Ивангород», чтобы быстро осматривать и легковые автомобили, и автобусы? Сегодня еду на рейсовом. Пограничники паспорта проштамповали быстро, стоим ждем, когда досмотрит таможня… А таможня, видимо, занята автомобилями.
- Если вы едете на легковом автомобиле, то могли заметить, что, прежде чем покинете территорию пункта пропуска, вам надо остановиться пять раз. В том числе четыре раза выйти из машины. Это не требование таможенной службы. Это, к сожалению, требование наших коллег пограничников. Дальше, что касается автобуса. Видимо, вы имеете в виду, что люди вышли из салона со своим грузом и пошли через зал оформляться?
- И это тоже.
- Вот, вы не поверите: и это - требование не наше, а пограничной службы. Таможня готова работать, исходя из системы управления рисками, то есть выборочно. Так что очень бы хотелось, чтобы разделяли требования таможенных органов и пограничных.
Вывод: технология обработки пассажиров, которая существует сейчас в пунктах пропуска, требует серьезной переработки. Коллеги ссылаются на Закон о государственной границе образца 1993 года, а у нас за это время сменилось четыре таможенных кодекса! Если таможенное законодательство либерализовалось и повернулось лицом к людям, то пограничное пока осталось на том же уровне. Этот вопрос мы неоднократно поднимали в ходе различных встреч с пограничниками.
И чтобы закончить с вопросом, хватает ли нам кадров на МАПП. Честно говоря, дополнительные штатные единицы инспекторов там бы не помешали, особенно летом, когда велики потоки туристов.
- Есть ли планы предпринимать подобные эстонской стороне меры - строить специальную парковку, вводить электронную очередь и так далее?
- Сейчас, исходя из концепции приближения таможенного оформления к границе, в районе Ивангорода, в двух километрах от границы, планируется постройка современного таможенно-логистического терминала (ТЛТ). И встречаясь с фирмой, которая планирует этот объект, мы говорили, что было бы целесообразно там сделать и площадку для упорядочения очереди грузового и легкового автотранспорта, ожидающего пересечения границы. Очень рассчитываем, что хотя бы первая очередь ТЛТ будет в 2012-м введена в строй.
- Для кого предназначен этот терминал - для грузоперевозчиков, едущих в Россию или из России?
- Для едущих в Россию. Его основное назначение - обработка грузов, в первую очередь импортных. Другими словами, груз ввезли, в непосредственной близости от границы таможенно очистили, и дальше уже нет необходимости какого-то таможенного контроля за его перемещением по России.
- Станут ли благодаря ТЛТ быстрее оформляться въезжающие в Россию грузовики непосредственно в пункте пропуска, то есть увеличится ли пропускная способность МАПП «Ивангород»?
- Обязательно увеличится. Но конкретную цифру можно будет называть, только когда терминал заработает.

Кадры и сотрудничество решают все
- О сотрудничестве пограничников России и Эстонии очень много пишут. Меньше слышно о практическом сотрудничестве таможенников, хотя наверняка оно есть. Можно узнать некоторые конкретные примеры взаимодействия?
- Считаю, у нас с коллегами из Эстонии налажены очень неплохие взаимоотношения. Мы с ними в течение года встречаемся от двух до четырех раз. Это бывает и когда нас и наших коллег приглашают на встречи с пограничным представителем (и за это большое спасибо пограничникам), а также один-два раза в год мы собираемся уже по собственной инициативе, на нашей или эстонской территории, и обсуждаем наиболее злободневные вопросы.
- Удавалось ли в результате такого сотрудничества предотвратить что-то серьезное последние годы?
- Мы получаем от таможенной службы сопредельной стороны необходимую информацию, по которой у нас возбуждены несколько уголовных дел.
- В масс-медиа, бывает, пишут о наказаниях таможенников из числа ваших подчиненных. Сколь остра эта проблема?
- Последние публикации о возбуждении уголовных дел в отношении указанных в этих масс-медиа наших сотрудников, думаю, преждевременны. Дела только возбуждены, и сказать, виноваты люди или нет, может только суд. Что касается остальных - да, периодически все мы слышим о коррупции в ГАИ, в МВД, и точно так же можно говорить о коррупции в таможне. Наверное, совсем от этого не уйти, потому что если зарплата инспектора на начальном этапе небольшая, а у него на руках жена, дети и когда ему предлагают крупную сумму, то не все, видимо, в состоянии от этого отказаться. Но хочу отметить, что свыше 80, если не 90 процентов дел в отношении наших сотрудников возбуждены непосредственно самой таможней по информации службы собственной безопасности. В частности, последнее громкое дело: наш сотрудник, который работал на пункте пропуска и осужден за то, что в составе преступной группы организовывал контрабандный канал перемещения автобусов, - ведь это вскрыл не кто иной, как сотрудники отдела собственной безопасности.
Другая проблема, что человека, который, может, еще не ступил на скользкий путь коррупционера, но уже «зашатался», достаточно сложно переместить с одного участка работы на другой в профилактических целях. Федеральный Закон о государственной службе, к сожалению, такие методы не позволяет. Приходится доводить до того, что ловим с поличным и возбуждается уголовное дело со всеми вытекающими последствиями.
- В таможне кадровый «голод» или все места заняты?
- У нас свыше 95 процентов должностей заполнены. Хотя последние годы наметилась тенденция, что люди уходят по собственному желанию. Это связано, в первую очередь, с тем, что начал достаточно мощно функционировать порт Усть-Луга, где на многих терминалах заработки выше, чем в таможне. До недавнего времени у нас заработки были очень неплохие. Год-полтора назад сотрудники в погонах в среднем получали около 35 тысяч рублей в месяц, госслужащие -  25-26 тысяч и остальные работники от 12 до 15-ти тысяч. Для Кингисеппа полтора года назад это были хорошие деньги. Офицерский состав у нас получал даже больше, чем сотрудники милиции.
- И последний вопрос, Вячеслав Владимирович: почему среди бумаг на вашем столе стоят «Рубаи» Омара Хайяма с закладками?
- Когда выпадает свободная минутка, интересны его мудрые мысли.
- Потому что переплет тоже зеленый, как и мундир таможенника?
- (Смеется) Нет, просто действительно мне нравится.

Интервью взял Алексей СТАРКОВ
Фото автора и из архивов Кингисеппской таможни
Инфопресс №41

За 9 месяцев этого года объем внешнеторгового оборота в зоне деятельности Кингисеппской таможни превысил 905 млн. долларов, что на 73 процента больше показателя аналогичного периода прошлого года.

За этот год в российский бюджет Кингисеппской таможней было перечислено свыше 4,5 млрд. рублей.

Возврат к списку